Добавить в избранное
Квентин Тарантино

Квентин Тарантино готов стать козлом отпущения (интервью)

Фильм Квентина Тарантино "Доказательство смерти", часть совместного с Робертом Родригесом проекта "Грайндхаус", вышел в российский прокат 7 июня. "Планету страха" Роберта Родригеса можно увидеть с 21 июня... "Грайндхаус" на американском сленге означает "Молотильня": так в 70-х называли американские кинотеатры, где на одном сеансе крутили по два-три нецензурных фильма со сценами секса и насилия. После провала их проекта в американском прокате расстроенный, но уверенный, что не все так безнадежно, Тарантино побеседовал с корреспондентом "Известий" Галей Галкиной.

"Я разрешил женщинам наказать обидчика"

вопрос: Почему "Грайндхаус" провалился в американском прокате?

ответ: Люди могли не захотеть смотреть сразу два фильма, которые идут более трех часов, несмотря на то что они по цене одного, как в старые добрые времена в "грайндхаусах".

в: Имела ли для вас в те давние времена значение цена билета в кино?

о: Очень большое. Родители развелись, и мама растила нас одна, так что денег не хватало. (У Тарантино есть две младшие сестры и сводный брат. — "Известия").

в: Ну теперь-то вы богаты и знамениты. Зачем вам снимать кино?

о: После "Криминального чтива" я мог выйти на пенсию и жить припеваючи. Но продолжаю снимать потому, что это мое хобби. Я не снимаю фильмы один за другим, потому что хочу получать удовольствие от жизни. Работа над картиной — как подъем на Эверест. Когда достиг вершины, хочется остановиться и полюбоваться открывшимся видом. Возвращаюсь к своим друзьям, путешествиям, сексу, бессонным ночам за чтением романов. Но главная причина, по которой я не снимаю много фильмов, заключается в том, что я сценарист, и мне всегда приходится начинать писать с чистой страницы. И все, что я сделал раньше, не имеет никакого значения для моего следующего проекта.

в: Одни критики стоят за вас горой, другие сомневаются, что кого-то еще, кроме вас с Родригесом, интересуют фильмы, которые показывали в прошлом веке в "грайндхаусах".

о: Это не совсем так. Я был инициатором майского фестиваля Grindhouse в Лос-Анджелесе, и меня поддержали коллеги и зрители. Я отдал им на растерзание свою коллекцию 16- и 35-миллиметровых фильмов, в которой есть что угодно — от ужастиков до вестернов. Знатоки говорят, что они классные! Все снято до эры спецэффектов, все натурально — столкновение машин, взрывы, стрельба, кровь и красивые девочки.

в: В "Доказательстве смерти" тоже много красивых девочек, которые к тому же могут за себя постоять.

о: Да, как в фильмах жанра кун-фу 70-х в Гонконге или даже Японии, в которых месть женщины всегда была главной темой. В них женщинам разрешалось делать то, чего нельзя в голливудских картинах. В "Доказательстве" я тоже разрешил своим женщинам наказать обидчика.

в: То есть тема подневольных женщин в кино вами закрыта?

о: Думаю, вы преувеличиваете значение моей картины. Но это забавно.

в: Вы всегда отличались хорошим вкусом в выборе актеров для своих фильмов.

о: В отличие от Родригеса, который начал набирать актеров с середины сценария, я писал роль Зои Белл для Зои. Это новозеландская каскадерша, которая была двойником Умы Турман в картине "Убить Билла". Она сыграла саму себя, сама же исполнила все каскадерские трюки. Остальных актрис я искал под готовый сценарий, и не успокоился, пока не нашел лучших. (На съемочной площадке начался роман Тарантино и актрисы Трэйси Томз. А Родригес на съемках закрутил роман с Роуз МакГауэн, разрушив свой 16-летний брак с Элизабет Авеллан, матерью пятерых его детей. — "Известия").

"Камеру изобрели, чтобы снимать насилие"

в: Вы часто называете Уму Турман своей музой. Общаетесь с ней сейчас?

о: О, она одна из самых любимых мной представителей человечества. Я буду дружить с ней до конца своих дней. Но иногда полезно отдохнуть друг от друга, особенно после такого тяжелого фильма, как "Убить Билла". Недавно дал ей почитать сценарий "Бесчестных ублюдков". Она позвонила и сказала: "Думаю, это один из твоих лучших сценариев. Я просто влюбилась в главную героиню, и мне очень понравился диалог. Звоню тебе до того, как ты убьешь ее, потому что я буду на тебя злиться за это"... Допишу этот сценарий к моменту окончания моего тура по продвижению "Доказательства" — я люблю писать в дороге. А потом начну снимать.

в: А чем займетесь после "Ублюдков"?

о: Хочу исследовать что-то новое, чего еще никто не делал. Снять фильм об ужасном прошлом Америки, связанном с рабством, но сделать это в жанре спагетти-вестерна, а не эпопеи. В фильме будет то, о чем американцы предпочитают стыдливо умалчивать. Другие народы тоже молчат об этом, так как считают, что у них нет права начинать первыми. Я решил, что стану козлом отпущения.

в: А о прошлом России вы, случайно, не собираетесь снимать фильм?

о: Собираюсь. Это будет история о пришельцах с Марса, которые атаковали Россию в 1987 году. Меня натолкнула на эту мысль картина "Восток встречает Запад (и направляется к Марсу)" художника Джона Лумберга, соавтора нескольких посланий внеземным цивилизациям. Он написал ее в 1987 году. Хочу снять этот фильм в жанре кун-фу.

в: Опять кун-фу. Почему вы все время снимаете фильмы о насилии?

о: Насилие очень кинематографично. Я думаю, что Эдисон и братья Люмьер изобрели камеру для того, чтобы снимать насилие. Когда зрители сидят в кинозале в ожидании аварии машины — это как ожидание выигрыша в казино. Они хотят, чтобы было так же смачно, как и можно ожидать от плохих парней из фильма. Это то, за что они заплатили.

Два ужастика = гуманная живодерня

Анна Федина

Идея Квентина Тарантино и Роберта Родригеса снять два треш-ужастика и показывать их подряд на одном сеансе поддержки в массах не нашла. Даже в Америке "Грайндхаус" провалился в прокате, причем одной из причин его фиаско могла стать банальная недогадливость зрителей. Многие просто не поняли, что к чему, и уходили из зала после "Планеты страха" Роберта Родригеса, которую показывали первой. Прокатчики разводили руками: "Что вы хотите? Нынешняя молодежь и не слыхала про популярные в 70-х годах грайндхаусы".

Учитывая этот факт, неамериканские прокатчики сразу объявили, что фильмы Родригеса и Тарантино будут выпускать раздельно. Впрочем, думается, они надеялись еще и удвоить прибыль. Сама по себе идея "Грайндхауса" была крайне гуманной: за плохое кино надо платить вдвое меньше. Но если это треш от создателей "Криминального чтива" и "Десперадо", ни один здравомыслящий бизнесмен не позволит барышу проплыть мимо кармана. Пусть искрометная задумка Тарантино и Родригеса оказалась испорчена, зато в мировом прокате "Доказательство смерти" и "Планета страха" наверняка окупятся.

Впрочем, поддержать провокаторов не захотел даже любящий эпатировать публику Каннский фестиваль. В конкурсную программу последнего Канна пригласили лично Тарантино, оставив его мексиканского друга курить в уголке. Квентин для порядка состроил кислую мину и тут же принялся вклеивать в свое "Доказательство смерти" дополнительные двадцать минут.

Фильм про каскадера Майка, который на старомодном черном авто гоняет по Техасу и врезается в машины с красивыми девушками, призов на Лазурном Берегу не получил. Критики обвинили Тарантино в предсказуемости (по отношению к другим режиссерам это назвали бы "верностью стилю"). Спору нет, культовый американец не удивил, зато, как всегда, порадовал. Во всяком случае, только сумасшедшие гонки и бестолковый треп соблазнительных девиц не дали уставшим от бесконечных просмотров журналистам ("Доказательство смерти" в Канне показывали в полночь, для самых яростных киноманов это был пятый фильм за день) предаться их любимому занятию — сну.



Источник: www.izvestia.ru
   
© 2007